НовостиТоп

«И всё-таки лес…» Отчёт координатора Анны Чугреевой (Стрекоза) по поиску Алексеева Серёжи (2 года) и его мамы Алексеевой Елены в г. Орехово-Зуево Московской области

«И всё-таки лес…»

Отчёт координатора Анны Чугреевой (Стрекоза) по поиску Алексеева Серёжи (2 года) и его мамы Алексеевой Елены в г. Орехово-Зуево Московской области:

«Когда в “ЛизаАлерт” поступает заявка на поиск нескольких человек (семья, друзья), в графе возраст высвечивается младший из потерявшихся. Если среди них несовершеннолетний, то заявка сразу становится повышенной срочности. Также для определения срочности заявки важна среда, где пропал человек. Если в природе, то появляется отметка «Лес».

Итак, вводные:
«Возраст – (2 года)
Тип (город/лес) – Город + Лес
Дата и время заявки – 09.07.2020 21:25»

Мама с 2-х летним сыном с дачи пошли прогуляться на пруд. Они делали так каждый день, “нагуливали” аппетит перед обедом. Когда они вышли из дома, было около 13 часов. Сейчас уже половина десятого, а дома они так и не появились. Сочетание вводных заставляет организовать всё настолько быстро, насколько это вообще возможно.

В течении пяти минут заявка такой срочности поступает в прозвон. Опытный инфорг опрашивает заявителя о самом важном, собирает первичную информацию, без которой невозможно начать поиск. На основе этой информации уже запускается процесс поиска, а процесс опроса продолжается.

Приходит сообщение от оперативного дежурного отряда в специальный чат координаторов: «Поиск, ребенок, лес. Кто готов?». Мельком пробегаю заявку, выискивая населенный пункт. Вбиваю его в навигатор. 140 км… «Готова!»

И мой довольно размеренный день превращается в “СделайВсёЗаПолчаса”. Выезжаю. Довольно тяжело ехать ночью по трассе одной, щелкаю радио, периодически разговариваю по телефону о поиске с инфоргом (прекрасная Таня “Ночка”, спасибо, что была с нами надежным тылом). Обдумываю задачи. У меня на это около двух часов. По приезду нужно сразу отправлять поисковиков на задачу, большинству утром на работу и, чем раньше они начнут, тем больше сделают.

«Они не планировали собирать грибы, ягоды. Они не планировали купаться». По этим и ещё нескольким другим «вводным» думаю, что это скорее городской поиск. Может, они даже просто засиделись у знакомых? Поэтому первое, что мы делаем, – клеим ориентировки, репостим, размещаем информацию везде, куда только дотягиваемся глубокой ночью.

Но! У нас есть вероятность природной среды. Дачи окружает довольно крупный лесной массив с полным набором природных ловушек: буреломы, болота, каналы. Поэтому эту версию мы отрабатываем, как не менее важную, но более опасную. Группы одна за другой получают задачи и уходят в лес.

Первая, вторая, третья, четвертая «лиса»… Ничего. Ну почему же время тянется так медленно?! Скорее бы утро, скорее бы проснулись жители дачного поселка и увидели ориентировки, ведь тогда мы сможем получить свидетельства!

Так и случилось. Рассвело. Постепенно молва разошлась и к штабу пришли 2 женщины, которые в точности описали пропавших, их одежду и разговор с ними. Вчера, в 14:00. По описанию точно наши! Беру навигатор, и идём на место свидетельства. Прописываем трек и ставим точку в навигатор. Пруд – дорога СНТ – тропинка в лесу. Наши пропавшие всё-таки решили прогуляться. И теперь нам понятно, что вместо 30 возможных процентов вероятности, что они заблудились в лесу, у нас становится вероятность 99%. Вводные усложняются, зато теперь мы знаем их направление.

Бегом возвращаюсь в штаб. Переделываю задачи для групп, пытаясь максимально покрыть зону возможного местонахождения. Группы уходят на задачи, а мы ждём. Проходит час. Периодически слышим отбивку по рации о работе «на отклик».

Ещё час. И вот долгожданное: «Заря Лисе 7! Слышим предположительный отклик. Звук. Детский». И тут же еще одно сообщение от соседней «лисы», которая работала по параллельной задаче. Они тоже слышат! Обе группы начинают движение в сторону звука, попеременно отрабатывая “на отклик”. Голоса в рации все более взволнованные и радостные. И наконец долгожданное: «Нашли! Мы их нашли!» И тихое ликование в штабе, потому что все молчат. Потому что сейчас важны координаты места, состояние пропавших, необходимость эвакуации.

Почти сутки. Искусанные комарами и поцарапанные ветками. Мама и её маленький сын – найдены, живы!»

Помимо работы поисковиков и координатора на любом поиске важна работа инфорга. Это невидимый, но очень важный “фронт”. Поиск Серёжи и Елены глазами инфорга Татьяны (Ночка) Симаковой:

«В полдвенадцатого ночи мне звонит Наталья Дема, руководитель направления информационных координаторов отряда. Все инфорги прекрасно знают, что означает этот звонок: нужно срочно взять поиск. Услышав вводные, бегу к экрану ноутбука. Мама с маленьким ребенком! Малышу всего два годика, он легко одет, даже без обуви, они были на даче, ушли гулять, но не вернулись. А рядом лес! Конечно, я не могу сказать Наташе «нет» и соглашаюсь запустить поиск. Спасибо девочкам из инфогруппы, которые помогают в этом процессе: делают ориентировку и тему на форуме.

Получаю задачи от координатора и начинаю выполнять их с такой скоростью, на которую только способна. Созваниваюсь с полицией, обмениваемся контактами. Узнаю, что на месте уже начали работы службы, которые также очень нас ждут. Кидаю оповещение в чаты для экстренного сбора людей на поиск, прошу разместить ориентировки в соцсетях. Заказываю карты, ищу регистратора, оперативного картографа, печать ориентировок и оборудование. И тут мне нереально везет! Обычно найти человека, кто напечатает ночью ориентировки, и еще кого-то, кто довезет их до места ПСР, – вечная головная боль инфорга. То же самое с оборудованием, ведь его еще нужно забрать и привезти на поиск. Но наши добровольцы сами звонят и предлагают и напечатать, и забрать, и привезти все на место, спасибо им огромное!

Первые экипажи выдвигаются, координатор в пути. Запущено все, что возможно в это время суток. Но расслабляться инфоргу нельзя ни на секунду. Телефон практически не умолкает. В ночи получаю еще одну задачу от координатора. Нужно проверить версию, не уехали ли наши потерявшиеся к себе домой в городскую квартиру, нужно отправить кого-нибудь на адрес. И опять очень быстро на призыв о помощи откликается двойка, которая уже через 10 минут может быть на месте. Ребята быстро отрабатывают задачу, и мы исключаем одну из версий пропажи. В городе Елена с маленьким сынишкой не появлялась.

Всю ночь на месте работают добровольцы отрядов «ЛизаАлерт», “Национального центра”, полиция, сотрудники “Мособлпожспас”. Под утро мы получаем важнейшее свидетельство, которое определяет ход поиска: маму с малышом видели на лесной тропинке. До этого более предпочтительной была версия, что они просто ушли к кому-то в гости. Но точное описание не оставляет сомнений. Поиск полностью переходит в лес, а это значит, нам еще нужны люди, и как можно быстрее.

Ищу готовых выехать и одновременно запрашиваю БПЛА на поиск. Наконец-то, наступает утро. Можно сделать еще одно массовое оповещение – рассылку Мегафон на ближайшие населенные пункты. Как раз Наташа Дема – одна из тех, кто занимается этим, иду к ней, рассылка уходит через несколько минут.

И тут… звонок, «на проводе» координатор Анна Стрекоза. «Пляши, – говорит мне она. – Эвакуация!» Елену и Сережу нашли наши поисковые «лисы» на отклик в лесу! Ставлю по поиску стоп. А дальше ждем, когда наших «потеряшек» выведут из леса и сдадут на руки бригаде скорой помощи. Наконец, это происходит, и на этом наша миссия выполнена.

Наверное тут стоит описать эмоции, которые возникают в этот момент. Долго писать не буду, их можно выразить одним-единственным словом – счастье. Огромное спасибо всем, кто принимал участие в поиске! Спасибо координатору за четкие задачи, поисковикам за трудную работу, всем, кто собирался выехать, – за готовность, службам – за слаженное взаимодействие. И, конечно, всем – за результат! За эти две буквы «НЖ», которые наполняют жизнь смыслом».

Меню