Иногда, прозванивая медицинские учреждения, мы сталкиваемся с безразличием и равнодушием. Не всегда, но часто. И пусть в наших архивах памяти есть много историй, о которых просто нельзя не рассказать, мы не перестаем надеяться, что мир однажды станет лучше, и тогда не будут пропадать на страницах толстых регистрационных журналов безымянные пациенты, и (очень хочется верить в это) перестанут быть равнодушными регистраторы медицинских учреждений.

Ирина (позывной «Евра») в рубрике “Записки ГКП” рассказывает свои истории:

«Пришла в «Группу коротких прозвонов» (ГКП), можно сказать, банально: был не сезон, поисков было мало. В одной из тем увидела сообщение, что нужна помощь в прозвоне больниц: парень пропал около недели назад в другом городе, но была вероятность, что он может доехать до Москвы. Я написала инфоргу, мне прислали табличку для прозвона и начала звонить. На втором звонке услышала ответ: «А его сейчас к нам везут». Я подпрыгнула на месте – настолько это было неожиданно. Это непередаваемое ощущение внезапной неожиданности приходит всегда (как впрочем, и на активах), когда ты ищешь человека, конкретного человека, и всё время ты посвящаешь только этому – и вдруг «вот он» – ты на секунду впадаешь в ступор.

Самое сложное, наверно, это слышать безразличие и сдерживаться в ответ на подобное: «Вы что, до утра не можете подождать?», «Звоните в понедельник в справку (сейчас ночь с пятницы на субботу)», «Мы не имеем права давать информацию, приезжайте с документами и смотрите».

А ужаснее, когда врут и дают неверную информацию. И здесь, казалось, лучше бы бросили трубку, отправили на все четыре стороны, но не спокойным голосом «нет у нас такого, и неизвестных с таким описанием тоже нет». А потом этот самый человек оказывается в больнице, в той самой, которую после их недобросовестного (или попросту безразличного) ответа мы отметили как «закрыта прозвоном». А люди продолжают переживать, выезжать, звонить, искать…»

 

 

 

 

Запомнившиеся эпизоды, о которых нельзя не рассказать:

«Ночной прозвон, Рузский район. Там три станции скорой помощи. На момент моего прозвона эти станции были уже объединены, но мы этого не знали. И поэтому по поставленной задаче у нас три скорых и мы звоним во все. В результате один диспетчер мне отвечал на три звонка. На втором она наорала: «Нет вашего деда». На третьем, видимо, горшочек терпения ее совсем переполнился и я услышала: «Девушка, достаточно баловаться и издеваться надо мной, я сейчас вызову полицию». Здесь я не сдержалась и ответила: «Отлично, вызывайте – пора полиции дедушку поискать».

«Звонок ночью в областную больницу, года два назад. Попалась разговорчивая дежурная, всё досконально посмотрела. По неизвестным пациентам мне выдает информацию, что у них лежит один, но давно. Спрашиваю: «Насколько давно?». А в ответ: «Два года!». Я ей говорю: «Его же кто-то ищет, наверное, вы что-то предпринимаете, чтоб найти родных?». А она мне: «Нет, его никто не ищет. И вообще – мы уже привыкли к нему…» Помню, как эти слова повергли меня в шок.»

«Бывает редко, но встречаются, очень человечные и отзывчивые люди на телефонах больниц и станций скорой помощи. Несколько раз было, что звонила по потерявшемся в приемное отделение и получала ответ, что такого там нет. А потом, через некоторое время, девушка звонит на горячую линию «ЛизаАлерт» и сообщает, что к ним привезли того, кого мы ищем. Бывают и такие люди, что отслеживают поиски и при звонке спрашивают: «А вот этого нашли?». А бывает и противоположно обратное: в одной и той же больнице один диспетчер видит неизвестных, а второй говорит, что программа не позволяет данные посмотреть – позвоните завтра в справочную…»

«У меня в голове есть карта больниц. Когда вижу район, где пропал человек, сразу определяю ближайшие больницы. Также есть ещё больниц пять, куда везут с любого конца Москвы. Из-за дефицита времени звоню сначала в приоритетные (на мой взгляд), а потом во все остальные. Это с Москвой более-менее есть какая-то логистика. С областью нет никакой логики. Как-то нашла деда в роддоме, километров за 150 от места пропажи. Этого роддома в прозвоне у нас не было. Удачно попала на скорую помощь, в которой назвали адрес (куда отвезли), а по адресу вычислили, что это роддом. Без всякой надежды туда позвонила, и – он там, потому что роддом оказался переоборудованным ковидным центром. После этого провели огромную работу по определению всех мест, куда отвозили людей с подозрением на ковид».

«Хочется сказать, что важность прозвона особо ярко ощущаешь на активном поиске – трудозатраты несопоставимые: сделать три звонка или прошагать несколько часов под дождем, в болоте, по холоду. Приходите в ГКП. Сделанные несколько звонков в день могут подарить десяткам человек вечер и ночь дома, рядом с любимыми, а не радостное объявление на телефоне «вы прошли 10 000 шагов».

Мы рады каждому, вместе мы сможем больше! Чтобы присоединиться к направлению, напишите о своем желании @Mary13_LA в Telegram. Мы вас очень ждем!

Меню