О том, как искали Кузину Люду, пропавшую 17 августа 2021 в деревне Кобелево Смоленской области, рассказывает координатор поискового отряда “ЛизаАлерт” Екатерина Гогина (позывной “Кошка”):

«Всем привет! Беру ОД,» – с этих слов началась моя смена оперативного дежурного с 7 утра до 19 часов. Так сложилось, что смены я беру всегда во вторник. Сейчас лето, август, и уже начинают сыпаться лесные заявки. Детей в последнее время сыплется тоже очень много…

В 18:38 мне приходит сообщение от подруги, тоже координатора с позывным “Гайка”, что в Смоленской области пропала годовалая девочка. Новость не очень хорошая, да еще и под конец смены. Начинаем заниматься и собирать информацию. Подключаю старших направлений, которые прозванивают полицию, выходят на связь с местными инфоргами ПСО «Сальвар». Связи на месте нет, поэтому обстоятельства можно выяснить только прибыв туда.

В 20 часов принимаем решение о межрегиональном выезде. Собираем оборудование, готовим карты, объявляем о старте поиска. Дорога до штаба 3,5 часа. ОГРОМНОЕ спасибо всем, кто делится литрами, благодаря чему у нас есть возможность выезжать на поиски.
По прибытии в штаб здороваюсь с руководителем смоленского “Сальвара” Юрием. Его знаю давно, вместе работать не приходилось, но общаемся дружно. Знакомят с задачами групп, которые уже работают, рассказывают вводные. Идем с Юрой и Каспером к дому пропавшей, смотрим маршрут, прикидываем движение…

По возвращении в штаб берем за основу два направления работы: территория расширения от дома пропавшей и от предполагаемого места перехода через мост. Первые задачи – работа на отклик, но не классическая, где мы громко кричим, а спокойная, будто зовешь человека из соседней комнаты. Скорее всего Люда спит после долгого дня, поэтому не пугаем девочку. Есть сообщение от групп, что примерно в 400 м от штаба был отклик, но, отработав, ничего не услышали.
Прибывает народ. Проверяем все местные дороги которые есть на карте и которых нет. Которые протоптаны – их видно на спутнике, и которые только наметились. Работаем на отклик. Утром принимаем решение, что к отклику придется присоединить прочес, хотя бы ближайший от решенных точек работы.

Расширяемся по мере закрытия природной среды. Артефактов у нас нет, тк Людочка абсолютно голая. Ни одежды, ни обуви, ни игрушек с собой у нее нет. Находим след, предположительно детской ноги. Просим группы осмотреть вокруг почву, поискать куда ведут. Отправляем группы дальше в сторону следов на прочес.

Связь барахлит, и в условиях отсутствия мобильной связи радиосвязь очень важна! Группы проходят в сильных помехах, рельеф дает о себе знать. Весь день на месте работают службы. Полиция, СК, МЧС. Приехали солдаты, егеря, администрация помогает с организацией штаба. Ночью нас накрывает гроза. Тормозим работу штаба до ее окончания, нас практически смывает, люди промокли насквозь за несколько минут.

Ночью и утром приезжают ребята из «Добротворца». Они будут осматривать воду в районе поиска. Мы очень надеемся, что они ничего не найдут (впоследствии это было именно так). Штаб работает круглосуточно. Полиция отрабатывает самые страшные версии. Добровольцы работают в природной среде. Задачи постоянно выдаются, вернувшиеся группы сливают треки, но результата нет. Родители в отчаянии. Мама уже не верит в счастливый исход и постоянно переспрашивает про исход. Я не имею права утверждать, я лишь отвечаю, что мы делаем ВСЕ возможное…

Начинаются третьи сутки со дня пропажи. У нас появилась спутниковая связь, и мы можем связываться с «большой землей» из штаба напрямую, а не отправлять людей за несколько десятков километров, чтоб передать информацию или сообщить о нуждах в штабе. В «свободное» время с Барсом (координатор ПСО “Сальвар”) обсуждаем постановку задач, приоритетность зоны поиска, распределение сил. Пытаемся просчитать маршрут, тайминг и вектор движения. На поиске много местных жителей, поисковиков из соседних регионов. Кого-то знаю лично, кого-то удаленно, кого-то вижу в первый раз… У ночного костра, за разговорами, поисковик с позывным Берта напоминает о прошлогоднем поиске в Вологодской области. Тогда был сентябрь, шли дожди и так же искали девочку 2х лет. Нашли живой! Значит и у нас должно получиться. Спасибо ей за этот рассказ, он вселил в меня уверенность и поднял решимость.
Наступает пятница.

Люди поедут на поиск, т.к. впереди выходные, но я понимаю, что после них будет все сильно хуже, поэтому мы должны успеть за эти три дня. Посовещавшись с Юрой и Барсом, решаем «начинать сначала». Отделяем дневные треки от ночных и смотрим, что надо перезакрывать днем. При этом продолжаем расширяться на север и на юг, т.к. с востока и запада зона ПСР ограничена рекой Угра с быстрым и сильным течением. Ставлю еще порядка 10 задач на севере зоны поиска и переключаюсь на южную сторону. Решаем с Юрой, что пойдем с западной части, от реки, отправляем лисы на прочес, напоминая о работе на отклик, учитывая специфику.

Время длится очень долго, день, кажется, не заканчивался вообще. Перерывы на сон – это 20-30 минут между приходом/уходом групп на задачи. Я уже потеряла, где утро, где день, когда наступает вечер… Знаю только, что ночи ужасно холодные, я хожу во флиске и пуховой жилетке. В последнюю ночь хожу в оставленном мне бушлате….

 

 

 

После 15 часов, на четвёртый день поисков, я вижу как ко мне несется связист, а из рации у него доносятся цифры. Передают координаты, но я еще не знаю чего именно, т.к. на поиске было уже кажется все — и сломанная машина с умершим мотором, и вышедший из строя компрессор водолазов, и сломанная нога местной девочки, которая пошла на задачу в лес в кроссовках, несмотря на все предупреждения и запреты, и подорванное здоровье тех, кто пренебрегал сном….
Координаты от «лисы 158» и сообщение, что ребенок НАЙДЕН! ЖИВ! Они находятся рядом с девочкой, она в сознании, на вопросы отвечает. Им нужна эвакуация, и проедет к ним только ШЕРП. Ребята прыгают в болотоход, на ходу закидываю им навик с точкой и комплект для эвакуации. Они несутся к месту обнаружения. В штабе все ликуют, группа регистрации передает СТОП лисам и возвращает всех в штаб. НО, как я уже говорила, на этом поиске было все… ШЕРП не доехал – он закипел. Барс, поехавший на эвакуацию бежит порядка километра обратно в штаб, на ходу сообщая, что нужна проходимая машина. Юра садится за руль УАЗа, и теперь они пробуют добраться до маленькой Люды.

Все хорошо. Девочка доставлена в штаб, где ее встречает мама. Она у нее на руках… все закончилось хорошо. Она в безопасности. Она с мамой. Маленькая, крошечная, с огромными голубыми глазами. Покусанная и уставшая, но в крепких маминых руках, которые, думаю, ее долго теперь никуда не отпустит.

Совсем скоро приедет скорая, где врач додумается накормить кашей ребенка, который 4 дня ничего не ел, и уже летит вертолет, который должен был доставить ее в лучшую больницу. Но чьи-то амбиции не дадут ему это сделать, и ребенка еще 5 часов будут катать по дорогам Смоленской области, прежде чем она будет доставлена в больницу и получит медицинскую помощь…»

Не теряйте друг друга.

Меню