Сотрудник службы авиационной безопасности из Москвы Екатерина Рогалёва развивает кинологическое направление в «Лиза Алерт» и почти два года курирует эту деятельность.

Собак к поисково-спасательной деятельности начали готовить еще в начале 2000-х годов, а в 2005 я влилась в этот процесс, придя со свой собакой на обучение. В то время стала активно развиваться кинологическая служба МЧС и начали появляться первые волонтеры-кинологи. Однако кинологическое направление в поисково-спасательном отряде «Лиза Алерт» появилось только в 2018 году.

О себе и о собаках

Собаками я занимаюсь практически всю жизнь: как начала с 11 лет, так и до сих пор, уже и не представляю свою жизнь без них. Мое увлечение объяснить очень сложно, поначалу родители мне запрещали заводить личную собаку, но я постоянно гуляла с чужими, притаскивала домой бездомных щенков, и в какой-то момент родные сдались: пусть лучше будет одна, но моя собака, чем много разных, но с улицы. Моя первая собака – эрдельтерьер по кличке Бат – был очень проблемный и по характеру, и по всем остальным параметрам, даже наши походы на дрессировочную площадку не возымели особого успеха, но это не отбило моего интереса. У меня, наверное, такой же характер, как у терьера, поэтому я и не бросила всю эту затею. А со второй собакой, эрдельтерьером по кличке Рэд, я хотела заниматься только послушанием и развивать в нем защитные навыки, но как только мы закончили первый блок, мне предложили попробовать обучить ее поисковой деятельности. Мы прошли тестирование, которое показало, что она подходит для такого обучения. Так я и втянулась в этот процесс, причем настолько, что уже в 2008 году у нас образовалась своя кинологическая группа, которая действует и по сей день.

О собаке на поисках

На поиске собака очень хорошо экономит временной и человеческий ресурс. Там, где пешие поисковики задействованы по 4-5 человек, с собакой работает пара «кинолог – сопровождающий». Еще собака более эффективна при обнаружении человека без сознания, когда он не подает голос и его можно просто не увидеть в густой растительности. Также собачий нос может здорово выручить нас при поиске людей в заброшенных зданиях и строениях, доступ в которые ограничен и визуальный осмотр не возможен.

Наши собаки не так часто участвуют в поисках, как хотелось бы, но мы стремимся к тому, чтобы увеличивать количество активно выезжающих кинологов. По Москве у нас порядка 56 волонтеров-кинологов, мы отслеживаем все заявки, по возможности реагируем на них. Если у обычного пешего поисковика в разгар сезона есть возможность сразу после работы сорваться и поехать на место, то нам нужно еще добраться до дома, забрать собаку и только потом отправиться в дорогу. Понятно, что в условиях Москвы, которая почти постоянно стоит в пробках, это делать достаточно сложно. А общественный транспорт, который экономит время, для поездок с собакой и всей амуницией не самое подходящее решение. Поэтому большинство кинологов могут выезжать только с свой выходной.

Об обучении собак

Все собаки, участвующие в поисках, проходят обязательное обучение. Более того, в рамках отряда мы разработали специальные правила по их тестированию. Например, люди проходят обучение, а потом сдают экзамен. С собаками, к сожалению, сложнее. Они не могут за выходные прослушать курс лекций, пройти тесты и работать. Чтобы собака работала эффективно, нужно в тренировочном режиме познакомить её с максимальным количеством сценариев, с которыми она может столкнуться во время поиска. Именно по этой причине у нас сейчас массово не проводится обучение на базе отряда, потому что это слишком растянуто по времени. Часто случается, что на обучение в группы подготовки приходит 10 собак, а до выезда на поиск доходят всего 1-2. Иногда это связано с тем, что сам кинолог понимает, что не готов посвящать процессу столько времени: тяжело, а бывает, в ходе подготовки мы видим, что животное не подходит для такой деятельности. Для работы в отряде собаки в конечном итоге проходят два экзаменационных этапа: тестирование на пригодность и прочёс квадрата, когда мы можем посмотреть, как владелец с собакой справляются с конкретной задачей на местности. Если кинолог и собака справляются, то после такого испытания их можно считать полноценной боевой единицей.

Не стоит забывать, что у собак тоже могут возникать какие-то проблемы в ходе подготовки, иногда страдает физическая форма, поэтому и нормативы МЧС, и наши нормативы подразумевают ежегодную проверку, чтобы убедиться, что и собака, и кинолог не растеряли свои поисковые навыки.

О поисковых навыках

Поисковые навыки тренируемые. Самое главное, чтобы животное было физически и психически здоровым, а все остальное нарабатывается. У собаки не должно быть ограничений по передвижению, проблем с мотивацией и внутренним желанием работать. Возраст тоже играет определенную роль, потому что чем моложе животное, тем лучше. До момента, когда собака начинает стабильно работать, проходит в среднем около 2 лет регулярных тренировок. Например, начали готовить собаку 7-8 лет, два года на подготовку, и вот ей уже 10 лет, а значит, могут возникнуть проблемы с ее применением. Очень часто происходит так, что приходят с собаками среднего возраста, владельцы втягиваются в тему и затем заводят щенка именно под поисковую деятельность.

В группах, как правило, проходят обучение как раз обычные собаководы-любители, кто-то доходит до выездов, другие – нет. Обучение в группах может быть платное, потому что оно сопряжено с определёнными расходами, но эта подготовка на базе дрессировочных площадок и клубов не имеет отношения к отряду «Лиза Алерт». В свою очередь, для тех, кто уже имеет базовые навыки и прошёл наши тесты и испытания, организуются кинологические тренинги в рамках отряда, приближенные к тем задачам, с которыми кинолог может столкнуться на поисках. Вся внутриотрядная деятельность, конечно же, ведётся бесплатно.

Выйти из квадрата и сказать, что он чисто отработан, это огромная ответственность. Одно дело, когда ты идешь поисковиком и веришь только своим глазам, ногам и рукам, и совершенно другое, когда ты полностью опираешься на собаку. На текущий момент не было ни одного случая, когда в квадрате, в котором до этого работал наш кинолог, остался бы человек. Сейчас многие теряются с телефонами, их местонахождение достаточно просто установить за счет связи, в отряде даже есть специальное направление «Лес на связи», на счету которого огромное количество спасенных людей, и в этой ситуации чисто кинологических задач на поиске становится меньше, но нам важно работать качественно и как никогда держать марку.

О специализациях собак

Есть три специализации собак, применяемых в отряде. Первая – поиск живого человека в определенном квадрате, вторая – поиск тел погибших, третья – собаки, которые работают по следу. Последних, к сожалению, очень мало, но они нам очень нужны. Мы их всячески разыскиваем и пытаемся привлечь к работе. Это собаки, которые, например, могли бы указать направление от дома, куда ушел человек, или указать направление от найденной вещи. У собак такой специализации строгий отбор, а также долгая и кропотливая подготовка.

Собак, работающих по поиску тел погибших, тоже мало, но и само направление не самое популярное, поскольку редко кто-то приходит без опыта целенаправленно обучать животное именно таким, специфическим навыкам. Обычно этим направлением начинают интересоваться кинологи, которые понимают поисковую деятельность, видели ее изнутри. Однако в Европе нередко обучение поиску живых и погибших совмещено и одна собака имеет подготовку по обоим направлениям, может быть, и мы со временем тоже к этому придём, это оправдано и целесообразно при работе в природной среде. Еще есть такой нюанс: если собака работает по живому человеку, а он, к сожалению, уже погиб, то она не обнаружит его в этом квадрате и не просигнализирует хозяину о находке.

Под категорию поисково-спасательных подходит большинство собак. Самое важное – желание работать, чтобы собака выраженно хотела есть и играть. На базе этого можно успешно строить дальнейшую работу. Категорически нельзя, чтобы собака была агрессивна к людям и к другим животным. Если собака будет занята не поиском потерявшегося человека, а поиском своего врага, то ничего хорошего из этого не выйдет. Не подходят собаки гигантских и карликовых размеров. Если говорить о следовой специализации, то на эту роль больше всего подходят собаки охотничьих и гончих пород, поскольку они больше склонны работать нижним чутьем.

О кинологическом направлении

В московском отряде сейчас 56 кинологов. Кинологическое направление начало функционировать в конце 2018 года, испытания мы стали проводить в прошлом году, а в этом намеревались продолжить, но из-за ситуации с коронавирусом все изменилось. Полностью допущены к поискам всего 10 собак, остальные ожидают очереди на тестирование. Накладывается еще тот фактор, что мы не можем допустить собаку к поиску, не проверив ее в тех условиях, в которых ей предстоит работать. Например, лес зимний и лес поздней осенью не подходят для проведения испытаний: тестировать нужно только в тех условиях, в которых собака будет применяться. Опять же, если есть действующий поиск, то учебу мы откладываем и занимаемся только им. Наше главное кредо – брать не количеством, а качеством работы.

В 2018 году как раз случился резонансный поиск очень пожилого человека – дедушки 91 года, в котором как раз участвовали наши кинологи. Именно этот случай показал эффективность поискового тандема «человек – собака». С того момента было принято решение о создании кинологической службы в отряде.

О тестировании

На обучение среднестатистического лабрадора потребуется порядка 6 месяцев: это тот период, после которого можно тестировать собаку. Тестирование заключается в том, что кинолог выходит с животным на небольшой участок леса, где мы смотрим, понимает собака, что делать, или нет, удалось ли ей причуять человека и как она ведет себя в этой ситуации. Мы располагаем зону так, что собака, выходя в нее, в любом случае причуяла, вот тогда мы смотрим ее реакцию. Если она реагирует и делает все, как учили – обозначает нахождение человека голосом – то такие пары «кинолог – собака» мы начинаем в тестовом режиме выпускать на поиски. Они являются усилением пеших групп. Полноценную задачу для самостоятельной работы они не получают, но помогают пешим поисковикам, а мы в свою очередь понимаем, что если где-то рядом будет человек, то собака на него отреагирует. В таком режиме собака начинает нахаживать поисковый опыт, со временем тренировки у них усложняются, те, кто протестирован, могут участвовать в более сложных тренировках и по готовности выходить на испытания. Поэтому если собака протестирована весной, то уже к осени она с большой долей вероятности будет готова к прохождению испытаний и полноценной работе. Опять же, у нас в отряде существует негласная договоренность: когда кинолог выйдет с задачи, кто-то из свободных людей из штаба прячется от собаки в заранее оговорённом секторе. Это делается для мотивации животного, потому что они работают не ради высоких идеалов, а для получения результата. Если собака во время каждого поиска находит человека, то мотивация повышается и она хочет работать еще и еще.

О работоспособности собак

Каждый кинолог смотрит на состояние своей собаки. Если это молодая начинающая собака, то они могут отработать один квадрат, и все, а дальше по ситуации. Кинолог может оставить собаку и пойти отрабатывать территорию без нее, чтобы она в это время отдохнула. Бывают кинологи, которые в течение недели отрабатывают условную пятидневку, а собака в это время не получает нагрузку, а есть люди с большим туристическим опытом, у которых животные могут преодолевать огромные расстояния, совершать целые марш-броски. Если кинолог сказал, что собака устала, значит, работа прекращается, потому что в противном случае пострадает качество работы.

О себе

Почему я начала заниматься поисково-спасательной деятельностью? Это, скорее, стечение обстоятельств. В 17 лет у меня была любимая собака, мне очень хотелось чем-то с ней заниматься, развивать ее. О спасении человечества речи вообще не шло, у меня, как и у многих, было убеждение, что этим должны заниматься какие-то спецслужбы. Но так было до тех пор, пока я не окунулась в поисковую работу, не узнала, что службы у нас зачастую не обладают нужным ресурсом для таких обширных поисков в природной среде. Поэтому моя походная романтика с течением времени приобрела новые формы. Однако, как показывает практика, в рядах кинологов больше задерживаются те, для кого первична работа с собакой. Добровольцы, для которых важнее сам процесс поиска, скорее, более эффективно реализуют себя как пешие поисковики. Потому что путь пешего поисковика намного короче, чем у кинолога, нет долгой работы, которая подчас растягивается на несколько лет, ведь собака – живой организм, и ты несешь ответственность не только за себя, но и за нее.

Моя активная поисковая деятельность очень осложнилась с рождением детей, но я очень надеюсь вернуться. Пока росли дети, с собаками, с которыми я приезжала на поиск, тоже произошли изменения: одна погибла, а другой исполнилось уже 11 лет. Сейчас подрастает молодая собака, которую я планирую подготовить именно для поисков. Сейчас мы ждем тестирования, и только потом будут полноценные выезды. Я очень в этом заинтересована, но по объективным причинам случился перерыв в работе.

Меню